Mikhael Stokes
У меня огромный багаж знаний и сволочной характер//Стоит человеку выделиться из массы других, как у него появляются враги
Не могу удержаться и не поделиться своим самым любимым на данный момент фрагментом творения:))) Уж простите за возможно излишнее тщеславие, но, блин, реально не мог:))) Когда мне приснился сон, лёгший в основу этой сцены, я долго думал, куда бы его втулить. И вот! Свершилось чудо! Я нашёл для себя прекрасный метод эмоциональной сублимации, если можно так выразиться. И спешу поделиться маленьким кусочком своего счастья с общественностью))) А что? По-моему, очень даже ничего, совершенно предновогодняя сцена. Пусть даже на бумаге, точнее в великом и могучем Word'е)))

Теперь же все кардинально изменилось в его жизни. Его новая миссия протекала во Внешнем Мире, у него появился ученик, Орден возрождался. И ладно бы только это. Но нет, ему теперь приходилось иметь дело не столько со сверхъестественными созданиями, сколько с теми, кого большую часть своей вечности на дух не выносил – со смертными. Однако, следуя совету мудрой сестры, он все же находил плюсы в этой ситуации и временами мог даже признать, что люди могут быть достаточно интересными созданиями. Но только не тогда, когда на кафедре на тебя взваливают огромное количество часов по профильным предметам и еще и дополнительную нагрузку в виде курсовых и дипломных работ, зачетов и экзаменов.
Виктория каким-то чудесным образом показала брату скрытые возможности и здесь. «Это ведь прекрасный шанс помотать им нервы!» - говорила она восторженно, будто бы завидуя, хотя сама была загружена в академии не меньше Маркуса.- «Все, как ты любишь!» И Маркусу ничего не оставалось, только в действительности ловить кайф и получать удовольствие от вида перепуганных студентов, заходящих в кабинет на кафедре с зачетками в руках. Курсовые и дипломные тоже нависали над их несчастными головами дамокловыми мечами, но их время наступит лишь в конце весны. А сейчас Страж отрывался на сессии, первой в роли преподавателя, а не студента.
Однако все хорошее, как известно, рано или поздно заканчивается. Так и зимняя сессия семестра закончилась буквально за несколько дней до Нового Года.
Последний счастливый студент покинул, наконец, аудиторию, с улыбкой прижимая зачетную книжку к груди и чуть ли не пританцовывая на ходу. Друзья уже закончили принимать экзамены у своих студентов и поехали домой. Даже Денис сдал все в первых рядах и присоединился к остальным Стражам, чтобы помочь Виктории подготовиться к празднику.
Решив прогуляться на прощание по академии, Маркус пошел по лестнице, заглядывая в опустевшие коридоры. Зайдя в учебную часть, он сдал последние ведомости, поздравил работниц с наступающими праздниками и направился к выходу.
Едва оказавшись на улице, Маркус почувствовал едва уловимый аромат мандаринов. Чуть поодаль от академии стояла разноцветная палатка, вся уставленная ящиками с цитрусами. Несмотря на послеобеденное время на улице было уже серо из-за тяжелых снежных туч, нависших над городом и заслонивших собой солнце. И эта палатка была единственным ярким пятном в радиусе нескольких метров. Поколебавшись немного, Маркус решительно направился к палатке. Вблизи запах был еще сильнее, и в итоге Страж не удержался и набрал два больших пакета мандаринов.
Отойдя на несколько шагов от приветливой продавщицы, Маркус взглянул наверх, на небо. Казалось, что в любой момент может пойти снег – то ли из-за неожиданного для такой поры холода, то ли благодаря украшениям на окнах нотариальной конторы через дорогу. Снег был бы очень кстати. Он завершил бы картину надвигающегося главного праздника зимы.
Людей на улице не было, поэтому Маркус решил не искать темную подворотню, чтобы оттуда перенестись домой. Свернув за угол академии, Страж исчез в багровой дымке.
Появившись в самом начале улицы, Маркус с двумя пакетами в руках зашагал к дому. Неожиданно в спину Стражу что-то врезалось, заставив его выпустить ручки пакетов. Резко обернувшись, Маркус увидел Дениса, который выглядывал из-за ели соседей и самым наглым образом показывал ему язык, попутно сминая в ладонях снежок.
- Волков! – прорычал Маркус, пристраивая пакеты с мандаринами в кустах возле дороги. Схватив пригоршню снега, он на ходу слепил снежок и метко запустил его в Дениса, угодив прямо в грудь.
Мандарины продолжали сиротливо покоиться в припорошенных снегом ветках самшита, а Маркус и Денис продолжали носиться друг за другом по улице, швыряясь снежками, чем заставляли соседских собак истошно разрываться от лая.
Виктория, разобрав покупки на кухне, решила все-таки проверить, что так разозлило четвероногих друзей, и вышла на крыльцо. На ходу кутаясь в пальто, наспех накинутое на плечи, девушка огляделась по сторонам и воровато сдвинула кашпо с можжевельником в сторону. Под кашпо Стражница хранила свой стратегический запас – пачку сигарет и зажигалку. Облегченно выдохнув, девушка выудила одну сигарету из пачки и закурила.
Виктория не курила. Во всяком случае, она так считала, воспринимая это как невинную шалость, этакий способ немного расслабиться. Да и курила она лишь в двух случаях – когда была зла и когда хотела просто немного отдохнуть от трудов праведных. Сейчас наступил как раз второй случай. В доме, кроме нее, никого не было – Изольда и компания решили устроить предновогодний шопинг, Себастиан вызвался сопроводить их на своей машине, Маркус был до сих пор в академии, а Ханна решила помочь подруге и отправилась расчищать от снега двор и подъездную дорожку. Поэтому Виктория была предоставлена сама себе на какое-то время. Чем и пользовалась, собственно.
Едва Стражница сделала глубокую затяжку и уже собиралась выпустить сизый дым в морозный воздух, как перед ее глазами по улице пронеслась до боли знакомая синяя шапка с ярко-красным бубоном, а следом спустя несколько секунд еще одна до боли знакомая шапка, только уже черного цвета и без бубона. Виктория для верности затянулась еще раз и только потом закашлялась, подавившись дымом. Отбросив окурок в сторону, вытащив из пачки еще одну сигарету и подкуривая на ходу, девушка, натянув капюшон поглубже, направилась прямиком к калитке. Когда она вышла на улицу, то мимо нее, чуть не сбив с ног, пронесся Маркус. Постоянно оборачиваясь на ходу, Страж на ходу пытался слепить снежок. Следом на всех парах несется Денис, дико гогоча и улюлюкая. Виктория, умилившись открывшейся ее взору картине, так и осталась стоять в проеме калитки, любуясь развернувшейся битвой. В тот момент, когда парни пронеслись в обратном направлении, сзади к Виктории подошла Ханна, толкая перед собой снегоуборочную лопату. Дотолкав ее до калитки, Стражница бросила ее в снег на тропинке и пнула ногой.
- Сколько можно наблюдать за этими идиотами и их игрищами? – недовольно буркнула она, для верности пиная орудие труда еще раз.
- О, Ханна, милая, - улыбаясь, ответила Виктория. – На это можно смотреть вечно.
- Лучше бы мне кто помог, честное слово, - продолжила выражать свое недовольство Ханна. – Ты куришь? – Она заметила в руке подруги тлеющую сигарету.
-Ага, иногда, - только и ответила Виктория.
Из-за поворота на дорогу вывернула машина Себастиана, и Виктория быстро выбросила окурок в снег. Проехав мимо беснующихся парней, Себастиан посигналил им, но они не обратили на это никакого внимания. Доехав до самых ворот, Себастиан первым вышел из машины и галантным жестом распахнул дверь перед Изольдой, которая начала выбираться вместе с кучей разноцветных пакетов в руках. В этом самый момент мимо нее пронесся Маркус, едва не задев ее и не сбив с ног. Видимо проклятья, посланные вслед, возымели свое действие, потому что в следующий момент Страж, видимо, поскользнувшись на льду, припорошенном снегом, совершил сальто и полетел в ближайший сугроб. Но на этом беды Стража не закончились – едва он высунул из сугроба голову, как тут же получил снежком по макушке.
- Тебе хана! – донеслось до Дениса из глубины снежной кучи, и Маркус буквально выпрыгнул оттуда, целясь в парня. Тот едва успел отскочить в сторону и, показав язык противнику, побежал прочь. Выбравшись из сугроба полностью, Маркус, недолго думая, понесся следом. Денис решил схитрить и совершить обманный маневр, резко отклонившись влево, в сторону открытой калитки. Но он не заметил, что Изольда, вся обвешанная пакетами, как раз заходила во двор, и влетел в нее на полном ходу. Не удержавшись на ногах, девушка, всплеснув руками, рухнула прямо на дорожку. Пакеты с покупками рассыпались вокруг нее веером. А Денис, на ходу извинившись, побежал дальше. В довершение всего пронесшийся мимо Маркус обдал несчастную девушку снегом с ног до головы, задев ветки кустарника у ворот.
В момент озверев от такой наглости и закатившегося от смеха Себастиана, вернувшегося из дома, чтобы помочь с покупками, и заставшего девушку в не самом приглядном виде, Изольда вскочила на ноги, полная решимости убить обоих шутников. И тут ей на глаза попалась лопата, которую до этого упорно пинала Ханна. Подхватив орудие труда, явно в ее руках ставшее орудием мести, Изольда, грозно рыча и изрыгая ругательства и проклятья, вышла обратно на улицу.
- Я убью вас сейчас! – разнеслось по всей улице, и снег посыпался с деревьев и кустов. И вот уже трое носятся по дороге – Маркус, едва уворачивающийся от снарядов Дениса, Денис, явно возомнивший себя гранатометом и пуляющий снежками с неимоверной скоростью, и Изольда, оскорбленная в лучших чувствах, потерявшая верхушку для новогодней елки, которую полчаса выбирала в магазине, со снегоуборочной лопатой наголо.
- Да, Вик, ты права, - умиленно сказала Ханна. – На это можно смотреть вечно. Сигареткой не поделишься?
Виктория удивленно посмотрела на подругу, но молча протянула ей свою подкуренную сигарету.
- Ты куришь?
- Только сегодня.
- Я завтра брошу.
- Я тоже.
- И я с вами, - сказал Себастиан, вытряхивая их пачки последнюю сигарету. – Я завтра куплю и положу под папоротник.
- Можжевельник, - автоматически поправила его Виктория, довольно хмыкая, заметив, как Изольда-таки умудрилась треснуть лопатой по спине Маркуса.
- Какая разница.
И Стражница даже не стала зацикливаться на том, откуда Себастиан узнал, где была ее заначка, а если и знал, то как давно. Все это было в тот момент совершенно неважно.


@темы: тОрчество